Почему «вкусвилл» отказался от строгих начальников, kpi и бухгалтерии

Полезный бот в Telegram

Еще одним шагом в автоматизации стало для компании внедрение бота в Telegram. При увеличении различных предложений для покупателей, трансформации программы лояльности и росте сети стало понятно, что покупатели обращаются к продавцам или на горячую линию по огромному количеству стандартных вопросов, с которыми мог бы прекрасно справиться искусственный интеллект. Необходимый функционал мы нашли в мессенджере Telegram, чтобы создать, по сути, приложение в приложении. Кроме того, он удачно интегрировался с нашей информационной системой.

После разработки бота (за 1 месяц и 190 тыс. руб.) и его запуска в первую же неделю работы он выполнил около 5000 операций (сейчас — более 10000 операций). При этом сразу на 5% упало количество обращений на горячую линию по техническим вопросам. Покупатель сам оказался в состоянии решить проблему, с которой раньше нужно было обязательно звонить или обращаться к продавцу. Сейчас бот подсказывает клиентам ближайший к ним магазин, переносит все данные и бонусы с утерянной карты на новую, устанавливает скидки на любимый продукт, показывает все покупки, привязывает чеки и возвращает бонусами все скидки в том случае, если покупка прошла без карты и т. д.

В ближайшее время мы продолжим работу над проектами, которые облегчат жизнь продавцов-консультантов в магазине и избавят их от физической работы, а также будем передавать роботу и другие функции по самым разным направлениям нашей деятельности.

IT в режиме реального времени и сокращение издержек

Очевидно, что сегодня без IT невозможно быть эффективным ритейлером. Более того, если какая-то работа может быть передана, условно говоря, «роботу» (серверу), то в нашей компании она ему передается. Многим кажется удивительным, что при таком количестве магазинов (350 – «ВкусВиллов» и 100 — «Избёнок») у нас нет бухгалтерии, и мы отказались от бухгалтеров в магазинах.

Кроме того, в магазинах нет серверов, а наши кассы работают онлайн и, по сути, являются просто мобильным приложением. При этом вся работа в онлайн-режиме проверяется сервером — на предмет корректности информации и т. п.

В целом используются около 700 разных отчетов, с которыми работают 150 сотрудников. Технологам нужны отчеты по их товарам, маркетологам — по успешности акций, количеству обращений от клиентов, рознице — по списаниям, отменам, выручке. Но никто из них не заходит в информационную систему, а лишь получают от сервера отчеты с какой-то периодичностью, а в идеале — лишь в том случае, если в данных что-то не так и система «заметила» отклонения от нормы. По этому принципу работают все — от продавцов до высшего руководства. Так как нет необходимости заходить в информационную систему, в компании нет и IT-службы, и аналитиков: все отчеты делает сервер. В то же время каждый день мы видим финансовый результат работы компании — выручку, себестоимость, стоимость аренды, зарплату продавцам, процент списания и т. д.

Поскольку в системе запрещена работа задними числами, все происходит в режиме реального времени. Это привело к тому, что мы очень быстро реагируем на любые изменения. Отчет за неделю приходит к нам в понедельник утром и является важнейшим документом — по нему мы видим тренды и сразу же вносим коррективы, если что-то пошло не так. Поэтому, в частности, нам легко запускать любые изменения, связанные и с программами лояльности, и со списанием, и др.: в следующий понедельник мы увидим, как изменилось количество покупателей, средний чек или что пошло не так, как планировалось.

Такая структура позволила нам сократить общие расходы, не связанные с магазинами, на управление, закупки, маркетинг, аренду офиса, бухгалтерию — и сегодня они не превышают 1,5% от выручки.

Благодаря IT нам не нужно раздувать штат, и для многих наших служб не так важно, сколько в управлении магазинов — 20 или 350, или 1000. Ведь в бизнес-процессах ничего не меняется, а техника обрабатывает — и 100 тыс., и 10 млн записей — по одному алгоритму

Это современный тренд, однако не все это понимают и используют.

Андрей Кривенко, владелец компании, изначально сам, на базе «1С:Предприятия», написал систему для управления бизнесом. Затем на платформе «1С» было разработано мобильное приложение для сотрудников. Об этом он более подробно рассказал в интервью сайту «РБК».

     — Один из последних больших проектов — мы внедрили в нашу операционную систему мобильный телефон. Мы запретили офисным сотрудникам бывать в магазинах. Сейчас у нас в каждом магазине все фотографии стекаются в единую систему. Это позволяет контролировать все возвраты, списания, какие-то нюансы по качеству — все идет через телефон. Если в магазине что-то сломалось, не нужно объяснять — сделал фото, мы тут же в центре увидели. На складе через сканеры телефонов контролируем всю приемку товара. У водителей контролируем разгрузку. Такой большой круг мы замкнули.

— Сколько это вам стоило? 

— Это все стоило копейки. Например, телефоны нам «МегаФон» продал по 1 руб., софт — это все на 1С. Примерно в десять раз дешевле, чем стоимость, по которой пишут мобильные приложения. Это обычная система 1С, только запускается не на компьютере, а на мобильном телефоне. Весь проект — несколько миллионов рублей. Экономия — миллионы в месяц.

От начала разработки до выхода пилотной версии прошло 2.5 месяца, до первой рабочей версии – 5 месяцев. Характерная особенность приложения – большой объем фотографий, выполняемых камерой мобильного устройства. В ходе одного отчета, ежедневно отправляемого из магазина в головной офиса, объем фотографий варьируется от 300 Мб до 1 Гб. Также приложение использует PUSH уведомления – с их помощью сервер сообщает мобильным приложениям о получении для них служебных сообщений (например, об изменениях в правилах работы магазинов).

Подробности о разработке и внедрении мобильного приложения для сотрудников «ВкусВилла» читайте в нашем кейсе.

Антихрупкий интроверт

Андрей Кривенко уже давно не вникает во многие рабочие процессы ретейлера. В апреле прошлого года он говорил, что уделяет «ВкусВиллу» примерно полдня в неделю последние 1,5 года. Он также рассказывал, что «не убивается на работе 7 дней в неделю с утра до поздней ночи», а истории успешных предпринимателей, которые всё контролируют и работают по 16-18 часов в сутки, назвал «кошмаром»: «За всё время предпринимательства я не подписал ни одной платежки, а через месяц после открытия бизнеса улетел в долгий отпуск — он был спланирован заранее».

На данный момент «ВкусВилл» — не единственный бизнес Кривенко. Вместе с председателем совета директоров «Агамы» Юрием Алашеевым и главой медицинского НП «Центр высоких технологий “Химрар”»  Андреем Иващенко в 2017 году он запустил венчурный фонд TealTech Capital. Такой шаг выглядел логично для адепта технологий Кривенко — начать бизнес, в котором совсем нет технологий, в современных реалиях невозможно, уверял он: «Если ты предприниматель и не знаешь, что такое нейронные сети и боты в Telegram, — это странно, каким бы бизнесом ты ни занимался».

Собеседники Inc., общавшиеся с Кривенко, описывают его как «довольно замкнутого», «идейного» человека и «своего парня», отличающегося от директоров крупнейших розничных сетей простотой, отсутствием официоза и бюрократии. Евгений Щепин отмечает, что предлагал Кривенко самому написать книгу, но тот в ответ только «сделал большие глаза». Когда журналисты и другие предприниматели намекают на успехи Кривенко, он отнекивается и отмечает заслуги своих сотрудников. Он вообще плохо переносит публичность. В книге о «ВкусВилле» Щепин описывает, с каким нежеланием Кривенко в конце 2016 года получал премию «Предприниматель года» от РБК: «Получив на сцене премию и под шутки Ивана Урганта сухо поблагодарив всех присутствующих за оказанное ему доверие, он за секунду испарился с этого праздника жизни». Предприниматель отказался давать интервью Inc. для этого материала.

Кривенко не высказывается по резонансным поводам — даже когда происходят события, которые бьют по его собственному бизнесу. Он не вступался публично за руководителей Baring Vostok, арестованных в начале этого года, хотя на эту тему высказывались руководители других портфельных компаний фонда — «Яндекс», Skyeng и Тинькофф Банк. Кривенко промолчал и год назад, когда «Роскомнадзор» активно блокировал Telegram, хотя на тот момент чат-бот в мессенджере был главным каналом коммуникации «ВкусВилла» с лояльной аудиторией. Вероятно, в том числе из-за отсутствия претензий к властям московская мэрия хотела бы видеть его одним из кандидатов на выборах в депутаты Мосгордумы, которые пройдут в сентябре 2019 года.

Кривенко отличает своеобразное отношение к планированию. «На вопросы в стиле “Как это было?” Андрей отвечает, что уже не помнит. А на вопросы в стиле “Как это будет?” пожимает плечами и равнодушно объясняет, что будущего все равно никто не знает, поэтому планировать что-либо бессмысленно», — пишет Щепин. Долгосрочные планы «ВкусВилла», соответственно, тоже исполняются редко. «Каждый год в октябре мы встречаемся все вместе и обсуждаем проекты следующего года. Когда год проходит, мы подводим итоги самых ярких событий. И, как правило, ни одно из них не было на октябрьской встрече предсказано», — рассказывалКривенко.

Тем не менее «Коммерсант» в начале 2019 года сообщил, что компания начала серию встреч с потенциальными инвесторами, где обсуждается возможность проведения IPO. Позднее высокую вероятность проведения IPO подтвердили и в Baring Vostok. «Мы понимаем, что через 1,5-2 года компания будет достаточно большая, чтобы выйти на биржу. Почему бы не выйти на IPO, если нас правильно оценят. Это будет хорошо и для команды менеджмента, и для основателя, и для нас», — говорил партнёр фонда Константин Повстяной и добавлял, что альтернативный вариант развития, «который тоже никто не исключает», — продажа компании стратегу (в Baring Vostok отказались более детально комментировать Inc. взгляд фонда на будущее «ВкусВилла»). В то же время продать «ВкусВилл» одной из крупнейших сетей может быть выгоднее после IPO — у компании есть все шансы получить высокую оценку в результате выхода на публичный рынок.

«Избенка» для молодых

Магазины «ВкусВилл» — не первый бизнес их основателя Андрея Кривенко. Ещё будучи студентом МФТИ он пытался заниматься строительным бизнесом, но через 2 года бросил: «Понял, что я не предприниматель, ничего никому продать не могу». Следующие несколько лет — до конца 2008 года — он работал по найму; последняя должность Кривенко в чужом бизнесе — финансовый директор в крупном дистрибьюторе рыбы и морепродуктов «Агама трейд». «Приуныв от корпоративной жизни за 5 лет работы в “Агаме”, финансист Кривенко решил сменить сферу деятельности», — пишет управляющий по внешним коммуникациям «ВкусВилла» Евгений Щепин, под авторством которого осенью 2018 года была опубликована книга «ВкусВилл: Как совершить революцию в ритейле, делая всё не так». Позиции ниже генерального директора Кривенко не интересовали. Но быстро найти подходящую работу ему не удалось — и он стал перебирать идеи собственного бизнеса: «От мысли открыть небезразличную к пациентам стоматологическую клинику пришлось отказаться из-за узкой специализации. Точки с “живым” пивом, которые росли тогда в Москве как грибы, манили небольшими вложениями и быстрой окупаемостью, но не вдохновляли в плане идеологии. Автосервисы требовали слишком больших затрат на старте, да и не являлись той сферой деятельности, от которой горят глаза…»

Однажды Кривенко ехал домой с рынка и размышлял о том, что каждый раз со страхом покупает любимые фермерские молочные продукты: не хватает информации, как и кем они произведены, где и сколько хранились.

Так он задумал открыть сеть магазинчиков молочки от ответственных производителей с простыми составами и короткими сроками хранения, в которых продавец ни в коем случае не контактирует с готовым продуктом. Причём сам предприниматель признавался, что ничего не понимал в молочной продукции: «Только знал, что на рынке молоко вроде лучше, чем в магазинах. Что такое кассовый аппарат и как с ним работать, вообще понятия не имел». Имея в распоряжении около 1 млн руб. на старте, он взял в команду технолога молочного производства и управляющего розничными точками на зарплату 20 тыс. руб., обещая, что бизнес быстро наберет обороты, нашел небольшой комбинат «САПК-молоко» в Калужской области и договорился о первой поставке с отсрочкой платежа.

Сеть магазинов назвали «Избёнка». Первая «Избёнка» на 5 кв. м открылась в мае 2009 года. Кривенко сам, посменно с технологом Дмитрием Козыревым, по ночам ездил на производство и возвращался в Москву к открытию магазина, чтобы успеть разгрузить продукцию. В течение 3-х месяцев открылись ещё две точки — но на исходе 4-х месяцев все магазины работали в убыток. Стартовый миллион заканчивался, и предприниматель уже был готов закрыть проект и начать искать более перспективную нишу. Но изначально он задумывал открыть 4 точки, а новых бизнес-идей сходу не возникало, и поэтому он решил рискнуть и открыть ещё один магазин, чтобы «выполнить свой план-минимум». Магазин разместился в торговом центре в московском районе Митино, в отличие от предыдущих, —места для них Кривенко выбирал интуитивно на рынках. Митинская точка выстрелила: по словам Щепина, в первый день работы холодильники опустели к обеду. Посетителям торговых центров — семьям с маленькими детьми — новый формат понравился.

Миф об абсолютной натуральности

Несмотря на то что у потребителей «ВкусВилл» часто ассоциируется не только с натуральными продуктами, но и с фермерскими, на самом деле поставщиками сети являются не мелкие фермеры, а небольшие промышленные производства.

Масштаб сети уже не тот, чтобы позволить себе работать с фермерами, не способными обеспечить нужный объем продукции, объясняет глава фермерского кооператива «ЛавкаЛавка» Борис Акимов: «”ВкусВилл” не продаёт фермерские продукты, и они сами об этом, на самом деле, не говорят. Они доносят своим потребителям, что продают не фермерские продукты, а фабричные, просто качественные. Чтобы работать с сетью, ты должен выдавать постоянный, по правилам определенный и подготовленный объем продукции, что для фермеров практически невозможно. Но у потребителя в голове всё путается, и ему кажется, что здоровое питание и фермерское — это одно и то же».

Деревня без вкуса

К началу 2010 года «Избёнка» вышла на самоокупаемость. К концу этого же года работала уже 31 точка сети, а в 2011-2012 годах открылись ещё около 300 успешных — и столько же неуспешных магазинов. Магазин мог съехать из арендованного помещения через несколько дней работы, теряя депозит и предоплату. Оставлять убыточные магазины не позволяла бизнес-модель «Избёнки»: Кривенко — ярый противник кредитов, а значит, действующие точки должны были зарабатывать на открытие новых.

Но затем обнажилась проблема выбранного формата, пишет Щепин: «”Избёнка” являлась рыбой-прилипалой и не могла жить самостоятельно. Она была не в состоянии в одиночку генерировать покупательский трафик, так как безумно зависела от соседей. Идеальное сочетание, когда рядом вставали мясники, рыбники, колбасники и хлебники. В этот квартет прекрасно вписывалась “Избёнка” со своей молочкой, образуя эффективный и дружественный союз. Стало отчетливо понятно, что “Избёнка” — проект тупиковый… По большому счету в Москве уже не осталось свободных площадей, где бы еще не было нашего прилавка». В компании стали думать о расширении ассортимента в «Избёнке», но пришли к выводу, что разместить немолочные продукты на 15-20 кв. м невозможно из-за разнотемпературных условий хранения и нарушения товарного соседства, а во многих точках продавать немолочные продукты не позволяли условия договора аренды.

Тогда команда «Избёнки» задумала создать сеть супермаркетов здоровой еды — и в сентябре 2011 года несколько сотрудников отправились в Лондон изучать опыт английских супермаркетов Tesco, Waitrose и Asda. Сотрудники «Избёнки» приходили в магазины ранним утром, чтобы посмотреть, как продавцы разгружают товар, работают на кассе и обслуживают покупателей, записывали увиденное и в конце дня обсуждали друг с другом. Вернувшись из Лондону в Москву, менеджеры «Избёнки» стали думать о названии нового проекта, но не справились самостоятельно и привлекли на помощь брендинговое агентство Brandtime. Через месяц работы появился финальный вариант — «ВкусВиль», — но он пересекался с торговым знаком «Вкусавель», который уже был зарегистрирован в России, из-за чего «Вкусвиль» превратился во «ВкусВилл». «Получается что-то вроде вкусной деревни, деревни со вкусом», — объясняет Щепин.

Первые 4 магазина «ВкусВилл» открылись в июне 2012 года — причём начало работы первых 2-х никак не афишировали, чтобы иметь возможность закрыть их в случае форс-мажора. Сначала локации для «ВкусВиллов» искали недалеко от центра — в пределах Третьего транспортного кольца — исходя из гипотезы, что покупатели смогут заезжать за продуктами на своих автомобилях по дороге с работы домой. Но выяснилось, что покупатели «ВкусВилла» в основном передвигаются на метро, а не на машине, и позднее магазины стали открываться преимущественно в спальных районах.

В первых «ВкусВиллах» «царил дефицит», а солидный ассортимент можно было найти только в отделе молочки. Магазины открывались впопыхах, и технологи не успели отыскать достаточное число поставщиков натуральных продуктов. А тем более было трудно убедить производителей менять рецептуру специально для «ВкусВилла», имея всего 4 магазина. Чтобы привлечь покупателей, в магазинах устраивали изобильные дегустации, запустили программу лояльности и бесплатно выдали всем покупателям «Избёнки» бонусные карты. Но летом 2013 года «ВкусВилл» едва не закрылся. К тому моменту в сети было уже 8 магазинов и они работали в убыток, который покрывали доходы «Избёнки». В августе компания перестала своевременно платить поставщикам.

Кривенко тогда горел идеей ССП (системы сбалансированных показателей), согласно которой каждый топ-менеджер должен был балансировать между определенными показателями (к примеру, управляющий заказами — между списаниями и дефицитом товаров). Несмотря на убытки, показатели у всех топ-менеджеров были отличными. «Это был, конечно, полный абсурд. Все высосано из пальца. В общем, заигрались», — признавал позднее Кривенко. Предприниматель какое-то время принципиально не лез в дела сети (он ярый сторонник горизонтального подхода к управлению), но затем ему всё же пришлось вернуться к ручному управлению. От системы сбалансированных показателей в компании отказались.

«ВкусВиллу» надо теперь во второй раз извиниться»

В завершение «месяца гордости», во время которого по всему миру проходят мероприятия в поддержку ЛГБТ-сообщества, сеть супермаркетов здоровой еды «ВкусВилл» разместила у себя в Instagram рекламу с изображениями нескольких семей, а также интервью с ними на своем сайте. 

Героями одной из историй стала однополая семья. Покупатели тут же разделились на два лагеря: одни публично заявили о бойкоте магазина, другие публикацию поддержали.

Но продержался пост недолго — четыре дня, в воскресенье вечером компания удалила публикацию, а на её месте появился пресс-релиз с извинениями. 

После этого дискуссия в обществе и соцсетях разгорелась с новой силой. Так, главред Russia Today Маргарита Симоньян заявила, что больше не будет покупать в магазинах сети продукты. Журналистка пишет, что на Западе тоже всё начиналось с невинных высказываний за разнообразие.

«Магазин «ВкусВилл» извинился за задетые чувства потребителя. Меня – потребителя – «ВкусВилл» задел дважды. Первый раз – когда полез ко мне учить меня толерантному отношению к меньшинствам. Сама знала задолго до этой рекламы с нетрадиционными семьями как к ним относиться. Вот еще магазин продуктов меня этому не учил. Второй раз – когда извинился и понудил меня читать торжествующие вопли тех, кто хотел бы зачистить землю от иных. «ВкусВиллу» надо теперь во второй раз извиниться – за то, что полез не в свое дело, нагадил и вообще посмел говорить с потребителем о ценностях, лежащими за пределами гастрономических», — категорично заявила в своём Telegram-канале журналист и общественный деятель Марина Ахмедова.

Безмолвные поставщики

Учитывая кратно выросший масштаб сети, находить нужных производителей «ВкусВиллу» стало проще. Сейчас напрямую с ретейлером работают более 400 поставщиков. Сеть продаёт продукцию поставщиков по модели private label — то есть под собственной торговой маркой, — и это уникальная ситуация для рынка.

Сайт «ВкусВилла» выглядит как настоящий медиапортал: компания активно рассказывает о нововведениях в магазинах, транслирует еженедельные разборы полётов, которые организовывает менеджмент, и отвечает на претензии покупателей. «Что мне очень нравится у “ВкусВилла” — это их уникальный для рынка подход к коммуникации, к обратной связи», — говорит Дарья Лисиченко.

На сайте также выходят материалы о производителях, поставляющих продукты во «ВкусВилл».

«”ВкусВилл” достаточно жесток с точки зрения ценовой закупочной политики. Одна из основ этой сети: они покупают дешево», — рассказывает глава «Союза органического земледелия» Сергей Коршунов. Сотрудничая с небольшими производствами, «ВкусВилл» получает возможность действовать с позиции силы. «Маленький часто готов отдать дешевле, потому что у него кассовые разрывы и вообще всё сложно. Ему завтра возвращать кредит, и он будет продавать дешевле, чем какой-то большой , у которого существуют договора с крупными федеральными сетями», — объясняет Коршунов.

Несмотря на жесткость «ВкусВилла», небольшим производителям выгодно поставлять товары сети, потому что такое сотрудничество гарантирует реализацию. В противном случае — если производитель пытается продавать свои товары через мелких ретейлеров или самостоятельно — высок риск списаний в связи с отсутствием спроса. К тому же сразу несколько игроков рынка с уверенностью говорят о добросовестности и пунктуальности «ВкусВилла» в расчетах с контрагентами.

Поэтому поставщики «ВкусВилла» мирятся в том числе и с тем, что сеть работает по модели private label. Это тоже позволяет «ВкусВиллу» снижать закупочную цену. «В случае private label наценка всегда значительно выше, чем когда сеть работает с крупным брендом», — утверждает руководитель проектов GfK Алексей Горбатенко. При этом наценка «ВкусВилла» для потребителей в среднем ниже, чем в магазинах элитных сетей «Азбука вкуса» и «Гиперглобус», в ассортименте которых тоже встречается натуральная продукция. Средняя наценка сети — в районе 35%-40%, оценивает Коршунов: примерно на треть ниже, чем в «Азбуке вкуса».

Для небольших производителей поставки во «ВкусВилл» являются неким знаком качества, который помогает в переговорах с другими сетями, рассказывает основатель бренда натуральных снеков Siberrya Константин Поляков. Он дважды предлагал поставить свои снеки в магазины сети, но менеджеры отказывались от его продукта без комментариев, что расстроило Полякова: «Если бы сказали, что сухо или невкусно, тогда бы был конструктивный разговор, а здесь просто “нет” и всё».

Действующие поставщики «ВкусВилла» в основном не считают возможным критиковать ретейлера. По словам Коршунова, менеджмент сети нервно реагирует на поведение производителей в публичном пространстве: «”ВкусВилл” как сеть построен исключительно на маркетинге. Одно из ключевых преимуществ, которые они транслируют, — что они хорошо заботятся о своих производителях, находятся в коллаборации и совместно трудятся, чтобы их потребители получили самый дешевый и качественный продукт. Поэтому производитель, если будет как-то публично возмущаться, перестанет быть поставщиком “ВкусВилла”».

Многие продукты сети поставляют сразу несколько поставщиков, чтобы не сталкиваться с рисками, если поставщик решит закрыть бизнес или прекратить сотрудничество. Менеджмент «ВкусВилла» заинтересован в том, чтобы и бизнес их поставщиков не был завязан только на одной сети, — поэтому от производителей не требуют эксклюзивных договоров на определенную рецептуру.

«Маржа-частота» или работа с big data

Поскольку любой продукт в магазинах «ВкусВилл» — выпускается под
СТМ
несколькими производителями, то раньше возникала проблема: какому из них отдать больший объем заказа. Зачастую в рознице этот вопрос решается в пользу того, кто платит больше бонусов или за полку. Но в такой цепочке нет потребителя, и это неправильно. Поэтому мы внедрили новый показатель или алгоритм — «маржу-частоту», по которому каждую неделю рассчитываются конкретные доли заказов по каждому поставщику, в зависимости от того, чей продукт больше нравится потребителю.

Расчет производится на основе реальных больших данных (big data) и учитывает, сколько в среднем человек, прошедших через магазин и сделавших покупки, купили продукт данного производителя. Для определения «частоты» покупок по каждому производителю необходимо сравнивать продажи в разных магазинах, где представлен товар одного из них — у нас это, например, магазины северной и южной частях Москвы. Таким образом из цепочки исключается фактор закупщика и логиста.

В свою очередь, слово «маржа» в показателе говорит о том, что в нем учитывается прибыль по каждому производителю. Если какой-то из них предлагает товар за меньшие деньги или понижает цены, то программа автоматически через неделю пересчитывает показатель, и производитель, при большей марже для сети, получает большую долю в закупках. При этом все поставщики понимают, что работают не с менеджерами сети, а с потребителями и IT-системой. Кстати, это позволяет максимально сблизить потребителя и производителя.

Нередко поставщик начинает замечать, что частота покупок у него недостаточна. В таком случае он может сравнить и проанализировать свой продукт и продукт конкурента, изучить его особенности. А затем, при нашей подсказке, доработать, чтобы покупатели смогли оценить его заново, и частота покупок вновь выросла.

В заключение можно отметить, что если бы работу закупщика оценивал, как в старой парадигме, начальник отдела закупок, то он скорее всего никогда не внедрил бы «маржу-частоту», а боролся бы с подобными механизмами.

Бизнес

В 2009 году Кривенко ушел в свободное плавание. Правда, старт в свободной нише оказался непростым. Андрей первым делом нанял молочного технолога, а затем пустился на поиски поставщиков, тех, чьи продукты соответствовали требованиям человека, желающего выставить в линейку полезные товары без химических компонентов в составе.

Спустя некоторое время предприниматель начал сотрудничать с комбинатом «САПК-молоко» (Калужская область).

Затраты на открытие торговой точки оказались подъемные — месячная аренда составляла 16 тыс. руб. Ассортимент был представлен 6-ю позициями, а торговую марку «Избенка» приклеивали вручную. Будущий основатель «ВкусВилла» занимался и логистикой, и разгрузкой, и написанием компьютерных программ для учета товарооборота.

Первые 3 месяца работы не принесли ожидаемых результатов. Открытые точки «Избенок» оказались убыточными: Андрей выбрал неудачное место на рынках. Пришлось отказаться от аренды и закрыть отделы. Продумав дальнейшую стратегию, предприниматель решился повторить опыт, но уже в других местах. Четвертый магазин вышел на самоокупаемость.

Вскоре прибыль позволяла открывать новые точки без кредитов. Скоропортящиеся продукты — головная боль любого ретейлера. Но знания IT позволили выпускнику МФТИ написать софт, благодаря которому программа анализирует спрос продукции в каждом отделе и автоматически распределяет товар по точкам. К слову, об автоматизации процессов, которую внедрил Кривенко в свое дело, в 2017 году вышла статья в журнале «Форбс».

Основатель «Вкусвилла» Андрей Кривенко

С 2012 года началась биография «ВкусВилла». Это амбициозный проект, который требовал куда больших вложений, чем «Избенка». Тем не менее лояльность аудитории, честное ведение бизнеса и качественная продукция позволили Андрею Александровичу достигнуть успеха и в этой нише.

После введения санкций на импорт спрос на российские товары возрос. Так, в 2014 году «ВкусВилл» стал еще более привлекательным для потребителя. С ростом популярности ретейла необходимость в маленьких ларьках стала отпадать.

В период с 2013 по 2016 год прибыль выросла в 3 раза. В 2016-м Кривенко стал предпринимателем года по версии РБК. А впоследствии доказал, что успешной компании не страшны никакие кризисы.

Кроме продажи полезных продуктов, ретейлер основал «ТилТех капитал» в 2017 году. Амбициозная цель инвестфонда — найти сильную компанию и помочь ей выйти на мировой уровень.

Особенности компании ВкусВилл

Продукция Вкусвилла пользуется большим спросом по ряду причин:

  • компания сотрудничает только с проверенными поставщиками, что гарантирует высокое качество товаров;
  • фирма применяет исключительно натуральное российское сырье для производства продукции;
  • продукты выпускаются в нескольких вариантах удобной упаковки, чтобы потребитель мог выбрать оптимальный для себя вариант;
  • тщательные санитарные проверки;

На упаковке товаров есть приписка:

Вкусвилл постоянно расширяет ассортимент своей продукции, чтобы соответствовать самым высоким требованиям потребителей.

Для привлечения покупателей в магазинах действует бонусная программа лояльности, а также проводятся различные акции, что делает покупки не только приятными, но и выгодными.

Сеть магазинов за последний году существенно расширилась, найти ближайший к вам магазин можно на карте ниже:

«Это был сильный и честный гражданский поступок»

Под постом с извинениями «ВкусВилла» в Facebook набралось уже почти 4 тысячи комментариев. Основатель «Андерсона» Анастасия Татулова вступилась за партнёров, но признала, что расстроилась из-за удаления публикации. 

Тем не менее, она призналась, что поддержит любое решение «ВкусВилла». Однако, многие комментаторы были не столь толерантны, отметив, что после извинений удалят приложение сети и перестанут покупать в ней продукты. 

«Какой ужас, ребята. Большего непрофессионализма в области репутации сложно придумать, извините. Вы сдали и героев своей публикации, и всех нормальных, а не отмороженных покупателей. И формулировка этого письма…. Зачем было лезть в эту тему, если нет силы воли идти до конца? Всем понятно, что происходит наверху, но вот этот конец это просто гимн гомофобии. И вы сделали не шаг вперед, а десять шагов назад для этой темы», — призналась бывший директор Hillel Елена Крулевич. 

«Знаете, на самом деле к компании «ВкусВилл» у меня только один вопрос. Извинилась ли она перед семьей, которую «по ошибке» сняла в видео про любовь и принятие?», — написал в своём блоге на Сноб.ру журналист Ренат Давлетгильдеев.