История афер клана магомедовых

window.Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 279712, containerId: ‘adfox_151792529491071342’, params: { p1: ‘ccuhg’, p2: ‘geus’ } }, [‘desktop’, ‘tablet’], { tabletWidth: 830, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false }); «Вэбовки», обнал и двоюродный брат

«Мы с ним (Дворковичем) знакомы еще со студенческих времен и дружим до сих пор», — рассказывал в 2012 году «Ведомостям» владелец «Суммы» Зиявудин Магомедов. Уроженец Махачкалы, отличник в учебе, участник физико-математических олимпиад, он сумел поступить во Всесоюзную заочную математическую школу при МГУ. А затем и стать студентом экономфака. Там же, в МГУ, но на несколько курсов младше учился Аркадий Дворкович.

Магомед Магомедов Фото: m.woman.ru

Первый бизнес появился вскоре после выпуска из альма-матер. Зиявудин и Магомед Магомедовы вместе с двоюродным братом Ахмедом Билаловым создали компанию «Интерфинанс». В начале 1992 года произошел дефолт по внешним обязательствам СССР, все валютные средства, поступившие на счета клиентов Внешэкономбанка, оказались заблокированы. В том числе и валютная выручка компаний-экспортеров вроде «Техмашимпорта» и «Союзнефти». Вместо живых денег ВЭБ выдал им облигации внутреннего валютного займа, так называемые «вэбовки». Погашение их происходило с большими сложностями.

«Интерфинанс» выкупал «вэбовки» с дисконтном, обеспечивая экспортеров реальными средствами, а сам ждал погашения, либо проворачивал другие операции с этими бумагами. Разумеется, для подобного бизнеса требовались знакомства среди чиновников. За это отвечал Ахмед Билалов, в дальнейшем прославившийся на олимпийской стройке. Он свел «Интерфинанс», например, с Константином Катушевым, министром экономических связей еще времен СССР.

Ахмед Билалов Фото: to-world-travel.ru

В 1995 году Магомедовы и Билалов купили банк «Диамант». Он имел репутацию заметного игрока на рынке обналички. «Покажите мне банк, который бы не занимался в девяностые обналичкой», — много лет спустя парировал Ахмед Билалов в интервью Forbes.

«Диамант» фактически не пережил кризис 1998 года. Тогда же «развелись» и братья. На основе своей части «Интерфинанса» Магомедовы создали компанию «Сумма». А Ахмед Билалов пошел в политику — в 1999 году избрался в Госдуму по списку недавно созданной «Единой России».

Болезнь Магомедова

Липома, которую Зиявудин Магомедов якобы спешил удалить и вернуться в Москву, была диагностирована еще в 2016 году и все это время ничуть не беспокоила бизнесмена. Куда больше его интересовало перераспределение активов. В последние несколько лет Магомедов активно инвестировал средства в проект сверхскоростных поездов Hyperloop One.

Только за прошлый год объем инвестиций Магомедова в проект составил 140 млн долларов. Новые бизнес-интересы Магомедова отлично сочетаются с увлечениями его семьи, которая явно не намерена надолго задерживаться в России.

Инстаграм и соцсети наследников Зиявудина Магомедова пестрели путешествиями на яхтах, полетах на бизнес-джетах и другими развлечениями золотой молодежи. Зато супруга олигарха Ольга Магомедова трудилась как могла.

Светская дама изо всех сил дружила с правильными особами — женой Владислава Суркова Натальей Дубовицкой и пресс-секретарем Дмитрия Медведева Натальей Тимаковой.

Даниял при любой возможности спешит вырваться на отдых. Куда? Конечно, на папину яхту!

Реконструкция аэропорта Храброво

Спектакль «Мнимый больной» в исполнении олигарха ни суд, ни следствие не впечатлил. Куда интереснее оказался детектив «Как украсть миллиард» с братьями Магомедовыми в главной роли. На сегодняшний день уголовное дело в отношении Магомедовых состоит из семи эпизодов. Самыми заметными из них остаются калининградские стройки «Суммы» — аэропорт Храброво и стадион «Арена Балтика». Оба проекта ориентированы на проведение ЧМ-2018.

Реконструкцию аэропорта за 3,1 млрд рублей в 2014 году взяла на себя входящая в «Сумму» компания «Стройновация». В 2016 году Храброво должен был принять первые Boeing 767 и Boeing 777, для которых раньше он был маловат. Вместо этого аэропорт принимал разгневанного Игоря Шувалова, грозившего сменить подрядчика.

Зиявудина Магомедова, со студенческой скамьи дружного с вице-премьером Аркадием Дворковичем, это ничуть не смутило. Вместо того чтобы начать реконструкцию, за которую «Стройновация» получила аванс 700 млн рублей, компания подала иск против Росавиации, требуя продолжить столь выгодное сотрудничество и доплатить оставшиеся 600 млн рублей по госконтракту. Сорвать такой куш «Сумме» не удалось. Контракт со «Стройновацией» был рассторгнут, но структуры Зиявудина Магомедова по-прежнему купались в госзаказах.

Другие эпизоды на миллиарды

Упомянутая «ГлобалЭлектроСервис» является фигурантом еще трех эпизодов в деле Магомедовых. Компании вменяется завышение стоимости работ и материалов в рамках строительства Нерюнгринской ГРЭС, подстанции «Василеостровская» и ЛЭП «Призейская-Эльгауголь». Согласно материалам дела, цены были завышены в общей сложности на 650 млн рублей.

Финальным эпизодом уголовного дела Зиявудину Магомедову вменяется хищение 20 млн долларов «Объединенной зерновой компании», совершенное в 2012–2013 годах. Следствие полагает, что, заключив от имени ОЗК договоры с компанией Newbey Investments, Магомедов похитил у госкомпании (50% ОЗК принадлежит государству) 613 млн рублей. Большая часть похищенных из бюджета средств, по признанию следователей, уже осела в офшорах.

Без права на выход

Небольшой зал Тверского суда переполнен прессой, здесь жарко, даже несмотря на открытое окно. Зиявудин Магомедов снял куртку, оставшись в темной футболке и толстовке с капюшоном. На ногах легкомысленные кроссовки с белоснежным ободком вдоль подошвы — едва ли подходящая обувь для следственного изолятора. В пятницу, накануне вылета в Майами, отправляясь на допрос в Следственный департамент МВД, Магомедов едва ли планировал там остаться.

Сразу в начале заседания бизнесмен просит перерыв, чтобы ознакомиться с материалами по собственному аресту. Ему дают десять минут, на деле выходит двадцать. Судья Мария Сизинцева задает короткие неприязненные вопросы, долго выясняя, почему в амбулаторной карте вместо фамилии «Магомедов» написано «Стальский». Задержанный несколько раз объясняет, что использовал этот псевдоним в больницах и при заказе столиков в ресторане, чтобы сохранить конфиденциальность. Журналисты успевают нагуглить, что Сулейман Стальский — известный дагестанский поэт, поклонник Сталина, «Гомер ХХ века», как назвал его Максим Горький.

Магомедов готов в течение трех дней собрать беспрецедентный залог в 2,5 млрд руб. Судью Сизинцеву это не впечатляет. Человек, шесть лет назад сидевший в президиуме рядом с Путиным и устраивавший приемы с Моникой Беллуччи, отправляется в СИЗО, даже не имея зубной щетки.

Якунин против Магомедова

В 2012 году Магомедов совершил еще одну крупную сделку — купил у бизнесмена Сергея Генералова транспортную группу FESCO. Он мечтал о создании логистического холдинга мирового уровня. Суда компании привозили бы товар в порты Дальнего Востока, там он перегружался в железнодорожные вагоны и отправлялся бы на запад России и в Европу. Магомедов всерьез рассчитывал конкурировать с существующими логистическими цепочками, когда китайский ширпотреб плывет на Запад через Суэцкий канал.

«Сегодня на транзит через территорию России приходится лишь около одного процента от общего объема торговых потоков между Европой и Азией. Причин этому много, но одна из главных, по нашему мнению, это отсутствие крупной интермодальной географически диверсифицированной транспортной компании. Это та модель, которую мы развиваем», — говорил в июне 2012 года в интервью агентству «Прайм» президент «Суммы» Александр Винокуров, зять министра иностранных дел Сергея Лаврова.

Однако вскоре после ухода Медведева из Кремля стремительный взлет Магомедова прекратился, а амбициозные планы были забыты. «Есть мнение, будто кое-кто в Кремле очень недоволен активностью Магомедова. Госбанкам предписано не кредитовать «Сумму», — цитировало анонимный источник в декабре 2012-го года издание РБК.

Закрытие сделки по покупке FESCO несколько раз переносилось. В конце концов, «Сумма» сумела привлечь пул иностранных банкиров. Но на этом неприятности не закончились. Магомедов для своей транспортной империи рассчитывал купить у РЖД 50% компании «Трансконтейнер», обладателя крупнейшего в России парка контейнеровозов. Этот пакет фигурировал в плане приватизации.

Но Владимир Якунин, давний недруг Магомедова, оказался хитрее. Он придумал заведомо нежизнеспособный проект, создание совместной российско-казахстанско-белорусской транспортной компании (ОТЛК) и добился разрешения президента Путина отдать туда акции «Трансконтейнера». Амбициозные планы Магомедова потерпели крах.

ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ

Абсолютное хладнокровие даже за решеткой вполне объяснимо. Магомед и Зиявудин до последнего не сомневались, что они даже в следственный изолятор не попадут. Предлагали в качестве залога абсолютно невероятные деньги — по 2,5 млрд рублей за каждого. Рекорд, но при этом как будто и насмешка — братьям вменяется ущерб государству как раз на эту сумму.

Империя Магомедовых имеет интересы в каждом уголке страны, причем непременно в стратегических областях — транспорте, логистике, сельском хозяйстве, строительстве, нефтянке и даже связи. А главный ресурс империи братьев — инвестиции, причем чаще всего связанные с госзаказами или бюджетами. Они с помощью государства либо захватывали, либо приватизировали инфраструктурные объекты.

Самое главное — почти все активы — офшоры. 100% той же «Суммы» принадлежат кипрской компании «Баронетта Инвестментс Лимитед» (Лимасол). Есть представительство в Москве: Последний переулок, дом 7, офис 11. Только в здании нам сказали, что подобной фирмы здесь никогда не было.

И все в таком духе, рассказывать можно часами. Но пусть теперь этим занимаются следователи.

Братья Магомедовы — это классический пример бизнесменов нового формата. В приватизации 90-х они не участвовали — учились в МГУ, причем вместе с Аркадием Дворковичем. Ни Зиявудина, ни Магомеда нельзя назвать ни рейдерами, ни рэкетирами. Эффективные менеджеры и технократы. Правда, их деятельность не приносит никакой пользы стране. 50% минус одна акция в ОЗК привели к тому, что 613 млн рублей испарились где-то на Кипре, как и немалые налоги.

То, что произошло с группой «Сумма», — результат того, что «либеральная» властная группировка в нашей элите перешла красную черту. Причем проблемы группы «Сумма» никак не связаны с ее коммерческой деятельностью, а с тем, что она является одним из главных ресурсных инструментов «либеральной» властной группировки и в этом ее статусе должна быть ликвидирована. И не только она, кстати, просто с нее начали. Окончательная цель — ликвидировать пятую колонну мировой финансовой элиты в российской элите, которая была сформирована в 90-е. И, похоже, эта цель будет достигнута.

Схема мошеннической покупки

Очернить НМТП больше, чем это сделали его владельцы, — задача не из простых. Нынешний владельцы порта группа «Сумма» и компания «Транснефть» приобрели НМТП у Аркадия Ротенберга, Александра Пономаренко и Александра Скоробогатько весьма нетривиальным способом. Новороссийский порт взял в Сбербанке целевой кредит в размере 1,95 млрд долларов на покупку Приморского торгового порта, которым в равных долях владели «Сумма» и «Транснефть».

Компании продали Приморский порт за 2,153 млрд рублей и, немного добавив, за 2,5 млрд долларов приобрели у Ротенберга и его товарищей кипрский офшор Kadina Limited, которому принадлежало 50% Новороссийского порта. Таким образом, покупка 50% НМТП обошлась «Сумме» и «Транснефти» менее чем в 400 млн долларов, а порт остался должен Сбербанку гигантский кредит.

Взаимовыгодная дружба Зиявудина Магомедова и главы «Транснефти» Николая Токарева с покупкой НМТП вдруг дала трещину. Партнеры долго делили посты в управлении Новороссийского порта, когда же Магомедов завладел текущим управлением порта, Токарев обвинил его в выводе средств из совместного бизнеса. И надо признать, обвинения Токарева удивительным образом перекликаются с обвинениями следователей. Не придумав ничего лучше, Магомедов заключал контракты на обслуживание порта со сторонними фирмами, изрядно завышая стоимость работ.

Ссора с Токаревым ничуть не смутила миллиардера, уверенно предъявляющего иски Росавиации. Скорее наоборот, Магомедов чувствовал себя настолько уверенно, что зашел на запретную для бизнеса территорию — в политику. По некоторым данным, он пытался продвинуть своих людей на ключевые посты в правительстве Дагестана. Желая продемонстрировать свое возрастающее влияние в республике, Магомедов строил в Дагестане мечеть, которая должна была перещеголять «Сердце Чечни». Разыграть кавказскую карту Магомедову помешало назначение Владимира Васильева и последовавшая за ним антикоррупционная зачистка.

window.Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 279712, containerId: ‘adfox_151792529491071342’, params: { p1: ‘ccuhg’, p2: ‘geus’ } }, [‘desktop’, ‘tablet’], { tabletWidth: 830, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false }); Порт как триггер

Расследования по большинству эпизодов тянулись несколько лет без особых подвижек. Все изменилось полгода назад: дела, объединенные в единое производство, оказались у следователя СД МВД Николая Будило. Это фигурант «списка Магнитского», возбудивший одно из налоговых дел против фирм Уильяма Браудера. Вскоре Будило отправил Зиявудину Магомедову повестку на допрос, однако тот не явился. Примерно тогда же, пишет РБК, начались оперативные действия: оперативники слушали телефонные разговоры братьев Магомедовых и отслеживали их интернет-переписку.

Решительный поворот произошел 29 марта 2018 года. К имеющимся статьям по мошенничеству и растрате Будило добавил организацию преступной группировки, впервые в истории России превратив финансово-промышленный холдинг в ОПГ. На следующей день братья Магомедовы были задержены как лидеры криминального сообщества.

Эти драматичные события происходили на фоне попытки Магомедовых уйти в кэш, продав свой главный актив — Новороссийский морской торговый порт.

НМТП — крупнейший в России, на него приходится пятая часть рынка, и третий в Европе портовый оператор (помимо самого Новороссийска, в холдинг входит нефтеналивной порт Приморск на Балтике). Главный совладелец НМТП (50,1%) — кипрская компания Novoport Holding Ltd, которой на паритетных началах владеют «Транснефть» и «Сумма». Еще 20% у Росимущества, остальное — у миноритариев (чуть больше 5% у РЖД) и на открытом рынке.

Еще несколько месяцев назад Магомедов не собирался продавать НМТП. А, наоборот, готовился выкупить долю «Транснефти». «Свой пакет мы продавать не собираемся. Для нас это фундаментальная инвестиция, мы в этом активе, если говорить о логистической деятельности, с 2001 года. <…> Если «Транснефть» примет решение — а предварительно такое решение есть — о продаже, то мы будем заинтересованы, сами или в партнерстве, купить этот пакет», — говорил Зиявудин Магомедов в июне 2017-го телеканалу «Дождь».

Однако в середине февраля 2018 года Федеральная антимонопольная служба одобрила прямо противоположное ходатайство: о покупке «Транснефтью» доли «Суммы». То есть Магомедов вдруг утратил интерес к своему главному проекту.

Как писали «Ведомости» со ссылкой на два источника, «Транснефть» взяла кредит в Сбербанке на 180 млрд руб., в том числе и на покупку доли в НМТП. Издание Znak.com утверждает, будто Магомедов в середине февраля потребовал за свой пакет $1,8 млрд (примерно 104 млрд руб.). Весь порт сейчас стоит на Московской бирже 146 млрд руб., то есть четверть — менее 40 млрд. По словам источника Znak.com, требование Магомедова заплатить ему в 2,5 раза больше рынка вызвало раздражение лично у Владимира Путина.

Надо отметить, что в свое время НМТП достался «Сумме» и «Транснефти» малой кровью. Больше всех, $1,95 млрд, дал все тот же Сбербанк (причем обслуживание займа «повесили» на сам порт), а партнеры добавили лишь $550 млн. Если и тогда существовал паритет, получается, Магомедовы, купив актив в 2011-м за $275 млн, в 2018-м пытались получить за него $1,8 млрд — в шесть раз больше. Акции порта на бирже за этот же период выросли вдвое.

Правда, представитель «Транснефти» Игорь Демин назвал журналистам цифру в $1,8 млрд плодом «богатого воображения людей, не знакомых ни с ходом переговоров, ни с обучающимися параметрами сделки».

Внезапный арест Магомедовых сорвал портовые кульбиты. Глава госкомпании Николай Токарев признал в пятницу, 6 апреля, что сделка может не состояться. «Все может быть, вы же понимаете, что сейчас уже сложности другого порядка возникли, не технологические», — цитирует его РБК. Издание ранее сообщало о корпоративном конфликте между «Суммой» и «Транснефтью» по поводу НМТП. А 30 марта, в день задержания Магомедовых, глава «Транснефти» Николай Токарев встречался с президентом Путиным.

Впрочем, мало кто считает, что Токарев может быть причастен к неприятностям своего бизнес-партнера. «Токарев в войнах не участвует, он спокойный, такой медиатор, предпочитает увещевать. И, надо отметить, у него получается», — прокомментировал NT источник, близкий к ФСБ.

Энергетика, зерно и ЧМ-2018

Зиявудина и Магомеда Магомедовых задержали 30 марта, когда они впервые явились на допрос в следственный департамент (СД) МВД. На следующий день оба собирались улететь в Майами на собственном бизнес-джете. Братьев подозревают в мошенничестве, растрате и создании преступного сообщества. Несмотря на беспрецедентный залог — Зиявудин Магомедов готов был внести 2,5 млрд руб. только за себя, суд отправил обоих в «Лефортово» до 30 мая. Мосгорсуд 16 апреля рассмотрит апелляционную жалобу на этот арест.


Зиявудин Магомедов (вверху)
и Магомед Магомедов (внизу)
оставлены под арестом до 30 мая Фото: youtube.com

В деле семь эпизодов, общая сумма похищенного, по версии следствия, превышает 2,5 млрд руб. Три из них касаются энергетики: строительство электроподстанций «Василеостровская» в Санкт-Петербурге, «Майя» в Якутии, а также линии электропередач «Призейская-Эльгауголь» (соединяет Амурскую область и Якутию). Хищения оцениваются в 650 млн руб, работы проводило ООО «Глобалэлектросервис» (входит в группу «Сумма») для Федеральной сетевой компании (ФСК).

Как следует из базы «Спарк-Интерфакс», компания «Глобалэлектросервис» в основном жила за счет энергетических господрядов, выиграв в 2014–2017 годах тендеры почти на 25 млрд руб. Главные заказчики — структуры «Русгидро» и ФСК.

Другая структура «Суммы», компания «Стройновация», вызвалась реконструировать калининградский аэропорт Храброво за 3,2 млрд руб. Работы должны были завершиться в конце 2016 года, но первый вице-премьер Игорь Шувалов, посетивший объект в июле того же года, обнаружил его, как он выразился, в «ужасном состоянии». Тогда замглавы правительства потребовал расторгнуть контракт и сменить подрядчика.

В тот же день вскрылась любопытная деталь: оказывается, аэропорт уже успел купить владелец корпорации AEON Роман Троценко (ранее актив принадлежал экс-президенту Кабардино-Балкарии Арсену Канокову). Именно Троценко в ходе той поездки успокаивал Шувалова и обещал запустить-таки аэропорт к ЧМ-2018. А сейчас следствие полагает, что «Стройновация» похитила на реконструкции Храброво примерно 650 млн руб.


Бывший гендиректор компании
«Интэкс» Артур Максидов Фото: karpovka.com

Артура Максидова

Наконец, последний эпизод связан с Объединенной зерновой компанией, где у государства 50% плюс одна акция. «Сумма» купила половину ОЗК в 2012 году, а летом 2014-го столичная полиция возбудила дело против топ-менеджеров зерновой компании: якобы осенью 2013-го они заключали фиктивные договоры, не выполняли по ним свои обязательства, за что ОЗК платила крупные штрафы. Фактически же это был вывод денег более чем на $180 млн.

Как ранее писал «КоммерсантЪ», заявление в правоохранительные органы подали сами представители «Суммы». Однако на суде по аресту Зиявудина Магомедова прозвучала другая информация. Один из менеджеров ОЗК, Владимир Смирнов, якобы говорил на допросах, ссылаясь на слова бывшего гендиректора Светланы Савченко (она подписывала часть фиктивных договоров), что руководство «Суммы» было в курсе этих махинаций.

Строительство «Арены Балтика»

Год спустя ГУЭБиПК МВД возбуждает уголовное дело по факту мошенничества при строительстве «Арены Балтика». И снова в деле фигурирует очередная структура «Суммы» — компания «ГлобалЭлектроСервис».

В 2013 году подрядчик выиграл тендер на инженерную подготовку участка для будущего стадиона стоимостью 850 млн рублей. За эти деньги «ГлобалЭлектроСервис» взялся засыпать территорию песком, укрепить грунты и построить временные дороги. Сроки исполнения контракта были близки к фантастическим, что вызвало сомнения в его исполнении еще на стадии подписания контракта.

Предчувствия скептиков не обманули. По версии следствия, используя цепочку субподрядчиков, структуры «Суммы» завышали стоимость подрядных работ и не брезговали подделкой актов приемки. Одна только «ГлобалЭлектроСервис» завысила стоимость работ на 500 млн рублей. Независимая экспертиза, проведенная позже «Трансперенси Интернешнл – Россия», выявила высокое содержание суглинка в песке. Это может привести к заболачиванию территории и прямому разрушению стадиона.

Всего в Калининградской области, говоря языком бизнес-молодости Зиявудина Магомедова, компании «подняли» 1,15 млрд рублей.

Там, где нефть выходит из трубы

В декабре 2001 года на пустынном берегу Финского залива, в пяти километрах к юго-востоку от крохотного города Приморск, произошло событие, по сути, перекроившее карту экспортных потоков российской нефти. Новый порт: два причала, резервуары для хранения, а главное — протянутая сюда нить Балтийской трубопроводной системы. У России, не имевшей нефтеналивных портов на Балтике после распада СССР, впервые появился собственный терминал. Нефть, закачанная в трубу в Западной Сибири или Поволжье, теперь могла идти на экспорт через Приморск.

Новым портом занималась госкомпания «Транснефть». В тот момент, когда решение о стройке уже было принято, но техника еще не появилась на площадке, земельные участки под будущим терминалом выкупил Зиявудин Магомедов. Каким образом он узнал, что именно здесь выйдет на поверхность важнейшая экспортная труба?

«Скорость принятия решений, смекалка, умение предвидеть — очень важные вещи в бизнесе», — так Магомедов в 2012 году отвечал на прямой вопрос газеты «Ведомости».

В итоге «Транснефть» арендовала землю у «Суммы». А Магомедов продолжил скупку. Он приобрел компанию «Петротранс-Приморск», имевшую право долгосрочной аренды на 300 га возле резервуаров «Транснефти». Ранее компанией владели предприниматели Евгений Малов и Андрей Катков. Это те самые люди, с которыми начинал бизнес Геннадий Тимченко: вместе они получили контроль над Киришинским НПЗ, одним из крупнейших в России. Возможно, партнеры Тимченко арендовали участок возле порта Приморск, рассчитывая в дальнейшем войти и в нефтеперевалочный бизнес.

Однако как раз в 2003 году Малов и Катков поссорились с Тимченко. «Весной или летом 2003 года отношения г-на Тимченко с г-ном Маловым и г-ном Катковым ухудшились. <…> Г-н Никитин приписывает это как минимум отчасти уверенности г-на Тимченко в том, что поскольку у него были хорошие отношения с президентом Путиным, он мог не включать г-на Малова и г-на Каткова в свои новые предприятия, в том числе Gunvor International», — говорится в материалах Лондонского суда (иск «Совкомфлота к бывшему гендиректору Дмитрию Скарге и предпринимателю Юрию Никитину).

Вскоре Малов и Катков покинули «нефтянку». А Зиявудин Магомедов прочно обосновался в Приморске. Вторую очередь причалов Магомедов строил уже как полноценный партнер «Транснефти». По времени это совпало с другим важным событием: как раз в 2004 году Аркадий Дворкович, на тот момент — начальник экспертного управления президента, вошел в совет директоров госкомпании.

Впоследствии «Сумма» стала еще и подрядчиком «Транснефти». Например, отремонтировала магистральный нефтепровод на отрезке от Нижегородской области до Иркутской, общая длина замененных участков превысила 1000 км.

Грузооборот Приморска рос впечатляющими темпами. Уже в 2008 году он достиг 76 млн тонн — против 12 млн в 2002-м. Зиявудин Магомедов стал бизнесменом федерального уровня. А когда президентом (2008–2012) стал Дмитрий Медведев, Магомедов ворвался в первую сотню Forbes.

Страшный сон олигархов

Субботним утром 30 марта 2018 года на глазах миллиардера Зиявудина Магомедова оживал кошмарный для каждого российского олигарха сон. Пожаловавшие к нему в дом следователи ГУЭБиПК МВД и службы экономической безопасности ФСБ задержали его, без долгих объяснений препроводив в следственный изолятор «Лефортово».

Аналогичным образом прошло и утро его брата Магомеда Магомедова. В течение всего дня в офисе «Суммы» и в домах фигурантов проходили обыски, которые трудно назвать успешными. Кроме того, что у брата главного фигуранта Магомеда Магомедова обнаружено незарегистрированное огнестрельное оружие, оперативники могут похвастаться лишь 10 тыс. долларов, изъятыми у Зиявудина Магомедова. Очевидно переживающий не лучшие времена миллиардер готовился к нежданным визитерам и оставил при себе только «мелочь» на карманные расходы.

31 марта братья Магомедовы оказались в суде, который определил их судьбу на ближайшие два месяца: Магомедовы останутся в СИЗО как минимум до 30 мая. И оснований для такого решения у суда было более чем достаточно. По версии следствия, на счету олигархов создание организованной преступной группы, мошенничество в особо крупном размере, присвоение бюджетных средств.

На текущий момент в деле фигурируют семь эпизодов, которые охватывают практически все сферы бизнеса группы «Сумма». Общая сумма причиненного государству ущерба на сегодняшний день оценивается в 2,5 млрд рублей.

Зиявудин Магомедов тут же продемонстрировал суду, что свобода является одной из высших ценностей. Он предложил залог, равный сумме предъявляемых обвинений, — 2,5 млрд рублей. Ровно столько же владелец «Суммы» предложил за освобождение своего брата Магомеда Магомедова. По данным прослушки ФСБ, Магомедовы планировали вылететь на собственном бизнес-джете в Майами как раз в день избрания меры пресечения. Cвой несостоявшийся вояж Магомедов объяснил в США медицинскими показаниями.

Умение вовремя захворать — семейная черта Магомедовых. В 2013 году двоюродный брат Зиявудина Магомедова Ахмед Билалов почувствовал себя плохо как раз накануне возбуждения в отношении него ряда уголовных дел.

Он уехал в Германию «подлечить» последствия отравление мышьяком, ртутью и другими элементами таблицы Менделеева. Спасенный немецкими врачами, Билалов остался в Германии.

Тени Сечина

Этот же источник NT и несколько других источников (из окружения премьера Дмитрия Медведева, а также бывшие сотрудники «Суммы») предполагают, что за атакой на Магомедовых может стоять глава «Роснефти» Игорь Сечин. Косвенно в пользу этой версии говорит тот факт, что оперативным сопровождением дела Магомедовых занималось (вместе с ГУЭБиПК МВД) управление «К» СЭБ ФСБ. Его возглавляет Иван Ткачев, ранее руководивший Шестой службой управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ и обладающий репутацией человека, близкого Олегу Феоктистову. А легендарный генерал Феоктистов когда-то считался создателем «спецназа Сечина» в ФСБ.

РАЗОЗЛИЛИ ПРЕЗИДЕНТА

Одна из косвенных версий посадки братьев — их контакты в Америке. З. Магомедов инвестировал в технологические стартапы, его фонд вложил 300 млн долларов в Hyperloop, Uber и другие проекты из Силиконовой долины.

К таким инвестициям сегодня в Кремле нервное отношение. Причем есть информация, что братья вкладывали не просто в Америку, а в проекты, связанные с Демократической партией.

При этом они имели в Дагестане хорошие господряды, например на восстановление крепости в Дербенте. Можно сказать, что братья — короли госзаказа. Их так даже называли за глаза. Но когда ты выводишь государственные деньги из страны, инвестируешь куда попало, то можешь нарваться на гнев сверху. При этом строили по госзаказам братья плохо и жестко отжимали подрядчиков.

Но, вообще, губит людей обычная жадность. Вопросы, связанные с мошенничеством и наглыми попытками присвоить государственную собственность, возникли еще в 2014 году.

ХАБИБ ПРОСИТ ЗА БРАТА

Хабиб Нурмагомедов стал чемпионом в одной из версий единоборств. Его бой с Элом Яквинтой показывали на всю страну, это вызвало большой резонанс. А после победы Хабиб обратился лично к Владимиру Путину: «В тяжелом положении наш старший брат — совладелец нашей команды Зиявудин Магомедов. Он очень помогал и мне, и другим спортсменам из России. Сейчас у него проблемы, но я хочу, чтобы он знал, что мы, спортсмены, молимся за него. Верю, что эта ситуация скоро решится. Надеюсь, что наш национальный лидер Владимир Владимирович Путин поможет ему. Хочу и его поздравить с победой на последних выборах».

Да, Магомедов спонсировал Нурмагомедова и создал вокруг него команду Eagles ММА. За этот бой Хабиб получил 500 тысяч долларов.

Но показательна реакция людей на его обращение: